зимородок-хохотун (babamora) wrote,
зимородок-хохотун
babamora

Categories:

Рукопись, найденная в Сарагосе

Представляет собой запись сна примерно 10-летней давности. Найдена моей сестрой Кирой при раскопках нашей бывшей комнаты в отчем доме.

Я художник. Я сижу на середине комнаты перед мольбертом и увлеченно рисую портрет седенького профессора, который сидит на стульчике в углу. Профессор мне нравится, поскольку не дергается и рассказывает что-то увлекательное.
Нос профессора постепенно уменьшается и сходит на нет, а щеки и лоб напротив становятся шире и краснеют.

Если приглядеться, то становится понятно, что профессор – куб красного цвета.
Я заканчиваю портрет и ухожу, весело насвистывая.

Я иду по зеленой лужайке с маленьким сарайчиком посередине. Воздух вокруг меня густой и липкий. Постепенно он становится легче, и из него выкристаллизовываются люди, жалобно голося: «Нина! Нина! В сарайчике овчарка сидит, три дня не кормлена. Ты же любишь собак, забери ее оттуда.» Не без страха, но, боясь ударить в грязь, любящим собак лицом, я подхожу к сарайчику и открываю дверь. Оттуда выходит худая рыжеватая овчарка, не проявляющая ни малейших признаков агрессии. Обрадовавшись благополучному исходу дела, я глаже овчарку по спине, отчего она начинает бить копытом. Это кажется мне странным, поскольку, по моим представлениям собаки копыт не имеют. Кроме того, загадочная собака, оказывается, имеет крылья. Я собираюсь поразмыслить над феноменом, но не успеваю, поскольку внезапно начинается война.

Собака, которая скорее лошадь, человеческим голосом говорит, что мне лучше сесть на нее верхом и покинуть опасное место. Я следую разумному совету, и мы летим. Летим над небольшими горами, покрытыми толи зеленой травкой, толи лесом. Я держусь за крылья, которые складчатые и мохнатые, как искусственная шуба. Мимо пролетают арбалетные стрелы.

На самой дальней горе виден одиноко стоящий человек. Мы летим туда. Я слезаю с лошади и подхожу к человеку. Я его не знаю. Человек достает длинный и тонкий кухонный нож и втыкает его мне в шею. Я немедленно умираю.

Несколько позже я вхожу в свой номер базы отдыха «Липки». На душе у меня весело и приятно. Я сажусь на подоконник и пью растворимый кофе. Внезапно в комнату вваливается множество людей с коробками конфет в руках. Я пугаюсь и пытаюсь спрятаться в ванной. Однако среди пришедших я узнаю Олега Доперчука и решаю выяснить в чем дело. Олег говорит, что все пришли ко мне, дабы взять меня на фильм с участием Р-Р. Я радуюсь, однако пришедшие не спешат, пьют кофе. Среди них выделяется низенький тип с большой головой. Он размахивает руками и открывает рот. Это - урод. Я его боюсь. Ем конфеты. Все расплывается в пластилин.

Вдруг оказывается, что все сидят на пригорках и смотрят фильм на большом экране. Я нервничаю оттого, что не помню, как зовут того, с чьим участием фильм. С ближайшего пригорка мне кричат: «Ремингтон-Ренегат». Успокаиваюсь и пытаюсь смотреть. Поодаль виден пригорок, на котором прыгает урод. Как ни странно, на экране – тоже он, поющий песню Тома Вэйтса «Temptation». Как же так? Сидящие вокруг объясняют, что урод – Ренессанс-Роценкранц, который привел всех на фильм со своим участием. Мне делается противно и я ухожу в пластилиновый воздух.

Вернувшись в комнату, я нахожу записку, прилепленную на зеркало. Она гласит:

270 КОНФЕТ
ВЕРНУТЬ ДОПЕРЧУКУ
3т.

Пересчитав конфеты, валяющиеся по комнате, я обнаруживаю, что их пятнадцать. Осознав, что нужно почти в двадцать раз больше, я звоню Марине и принимаюсь горько жаловаться. Марина говорит: «Я сплю».
На середине комнаты возникает Доперчук и произносит: «Нну?!». Я начинаю жалобно кричать: «Олег, извини, но я не могу вернуть тебе столько конфет, у меня только пятнадцать!».
Олег говорит: «Причем тут конфеты? Это подарок Диогена-Демократа. Отдай мне трехтомник Стругацких». Я радостно бегу за трехтомником и, отдав его, слышу как Марина говорит в трубке противным низким голосом: «Восемь часов. Я ухожу.».
Ну и что? Мне не жалко. Я собираюсь сказать Марине об этом, но Доперчук вдруг начинает говорить фальцетом: «Arnold! Where are you? We’ve been all over looking for you!». Точно зная, что нужно отвечать, я говорю: «I’m in London. I’m…»
Но вместо следующей фразы, Олег говорит ту же самую, очень быстро и еще более высоким голосом… Марина напротив очень низким заявляет: «Сегодня последний день можно выписать газеты. Деньги в большой комнате».
Я удивляюсь. Олег тоненько верещит, Марина бубнит…

… Восемь! Я ухожу! Выпиши газеты!…
…Arniold! Where are you?…
………….
……

О Боже мой, Боже мой, Боже мой! I’m in London, I’m… Я постараюсь не забыть. Деньги в большой комнате… Да уходи, уходи, ради Бога, все уходите, оставьте меня в покое. Меня комар в правый глаз покусал. Уходи, уходи, привет Борису В. покойному.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments